«Я в отчаянье! Помогите вернуть мужа!».

Когда я слышу такой крик о помощи от клиенток, я понимаю, что сейчас  передо мной сидит не взрослая женщина, жена, мать, а маленький ребенок, которому одиноко, страшно и очень больно.

В психологии есть такое понятие «паника привязанности» — эволюционное явление, которое побуждать звать на помощь значимых фигур в ситуации острой нужды, в вопросах жизни и смерти. Контакт с фигурой привязанности – естественная защита от тревожности, отчаянья и уязвимости. В детстве такой фигурой являются родители, в супружеских отношениях – партнер.

Если партнер недоступен в острых ситуациях, он ушел или произошло болезненное отвержение, то для другого партнера это является сильным стрессом, а главное вызывает панику, ту самую первобытную панику привязанности, когда зашкаливают эмоции и «сносит крышу». На телесном уровне она сопровождается учащенным сердцебиением, напряжением в мышцах, слезами. Особенно паника проявляется при тревожном стиле привязанности. И, несмотря на то, что наш мозг изменился с доисторических времен, но он, как и прежде, такие ситуации воспринимает как угрозу для выживания.

Вам знакомо такое состояние? Если да, то вы, наверняка, понимаете, что в подобных ситуациях сложно рассуждать о причинах трудностей в отношениях, возможных путях и выходах (в ту или иную сторону), для этого нужна другая, более взрослая и эмоционально устойчивая позиция.

Если в эти моменты вас будут уговаривать успокоиться, то это тоже будет бесполезно. Так как потеря связи с самым значимым близким включает сигнал – «я в опасности» и никакие призывы успокоиться не будут услышаны.

Но что может помочь? Здесь крайне важна поддержка со стороны близких, эмпатия. Хорошо, если вас могут выслушать и просто побыть с вами без чудо-советов, упреков-комментариев.  Вы также можете использовать любые техники саморегуляции, которые вы знаете. Я лично при подобных ситуациях в работе с клиентами подключаю кинезиологические техники, которые помогают снизить стрессовые реакции на уровне «тело-голова», а также методы, используемые при работе с психотравмами.

И только, когда уровень стресса снизится и мозг перестанет ощущать, что находится в «режиме выживания», можно вернуться к обсуждению ситуации кризиса в семье и, в том числе, и возможных путях выхода. Ведь кризис возник не здесь и сейчас, и не на пустом месте.

В жизни случаются события, которые мы не всегда можем проконтролировать, и далеко не всегда эти события зависят от нашего волеизъявления. Но зато от нас зависит то, как мы их будем проживать и как мы будем жить после.

Феоктистова Наталья